О музах и чинах, или как государственные деятели становились великими писателями

20.04.2018

Александр Пушкин был камер-юнкером. Он долго критиковал государственную службу, а после личного знакомства с Николаем I кардинально изменил свои взгляды. Александр Грибоедов прославился не только на литературном поприще, но и как блестящий дипломат. Афанасий Фет более 10 лет отдал военной службе, а Михаил Салтыков-Щедрин посвятил государственной работе 24 года, стал вице-губернатором Рязани и Твери. Больше о писателях-госслужащих можно узнать на выставке «Музы и чины. Русские писатели на службе Государству», которая проходит в Государственном музее А.С. Пушкина.

Губернаторы и сенаторы, министры и писатели, военные и дипломаты, преподаватели и врачи — в истории русской литературы масса примеров, когда писатели и поэты вполне успешно совмещали свое творчество с государственной службой.

Гавриил Державин, например, в разные годы был сенатором, правителем Олонецкого наместничества и министром юстиции. На выставке можно увидеть уникальный экспонат — его кожаный министерский портфель. Также на витрине немало документов, свидетельствующих о его литературной и служебной деятельности.

Сотрудником Императорской публичной библиотеки трудился Крылов. Библиотекарям было положено дежурство, во время которого они выдавали книги. В отличие от других своих коллег, Иван Андреевич принимал посетителей лежа на диване, рукой указывая, что можно взять.

Среди военных на первом месте стоит отметить поэта Дениса Давыдова, героя войны 1812 года.

Место службы дарило писателям новый опыт и впечатления, которые отражались в творчестве.

Например, Евгению Баратынскому за провинность во время учебы в Санкт-Петербургском немецком пансионе было запрещено поступать на любую государственную службу, кроме как солдатом. Долгие годы он провел в Финляндии, где служил. Поэма «Эда» — результат этих впечатлений.

Или же Лев Толстой, имя которого после «Севастопольских рассказов» стало известно каждому. Так же прославился и Михаил Лермонтов с его «Кавказским пленником», «Демоном», «Героем нашего времени».

Блестящим дипломатом был Александр Грибоедов. Здесь можно увидеть его бессмертную комедию «Горе от ума». В те годы молодежь с восторгом принимала назначение писателя послом Персии, об этом свидетельствуют воспоминания современников.

У Александра Пушкина отношения со службой складывались не слишком ровно. Более того, Пушкин обижался, что ему присвоили самый младший придворный чин — камер-юнкера.

На выставке есть фотографии с видами лицея, в котором он учился, — учебного заведения, предназначенного для будущих государственников, а также портрет, на котором он изображен в свободном домашнем халате вместо тесного и строгого мундира.

Ценнейшие экспонаты — прижизненные издания Пушкина, документы, связанные с его службой, карикатуры на Пушкина 30-х годов XIX века.

Среди писателей-преподавателей можно выделить Жуковского. Он обучал русскому языку великую княгиню Александру Федоровну, супругу будущего императора Николая I.

Также Василий Андреевич был наставником наследника престола, будущего императора Александра II.

Петр Плетнев преподавал русский язык и литературу, но уже другим членам императорской семьи. Помимо этого, он работал в многочисленных учебных заведениях: например, в Екатерининском и Педагогическом институтах.

Уникальный экспонат — альбом одной из учениц Екатерининского института — говорит, насколько доверительные отношения были у преподавателя с ученицами. В него Плетнев вписывал свои стихи.

На витрине можно рассмотреть и печать Гоголя, который тоже пробовал себя на преподавательском поприще. Но попытка оказалась неудачной.

Петр Ершов сделал блестящую карьеру, возглавив дирекцию училищ Тобольской губернии, но остался автором единственного «Конька-Горбунка».

Очень многие начинали свою карьеру в Министерстве иностранных дел: Мельников-Печерский, Аксаков, Островский, Тургенев, Герцен.

Однако после выхода знаменитой «Параши» Тургенев понял, что служба — не его призвание, и окунулся в литературу. На витрине можно увидеть его заграничный паспорт.

А некоторые писатели были известными врачами. Здесь нельзя не упомянуть Чехова. В одной из витрин стоит его пузырек из-под лекарств, а рядом ярлычок-сигнатура с составом какого-то снадобья. Антон Павлович к своей работе относился серьезно и, по словам современников, был очень знающим специалистом.

«Выставка „Музы и чины. Русские писатели на службе Государству“ — для нас одна из самых важных и значимых в этом году. Она рассказывает о взаимоотношениях поэта и власти, причем не только Пушкина, но и всего пушкинского окружения, всех писателей и поэтов XIX века. Они, конечно, всегда были непростые. Но через всю историю красной нитью проходит тема — все служили России, все любили Россию», — отметил директор Музея им. Пушкина Евгений Богатырев.

Интересные факты о работе чиновников в XVIII-XIX вв.

О том, по какому графику и на каких условиях трудились чиновники прошлых лет, подробней рассказала доцент кафедры государственного управления и кадровой политики, начальник Управления развития государственного управления Ольга Чернышева:

«Чиновники губернских учреждений начинали свой рабочий день в 9 утра, а заканчивали около 6, иногда в 7 часов вечера. В среду и субботу, когда не отправляли почту, служащие уходили в час дня. А вот в канцеляриях губернских учреждений были введены ночные дежурства на случай получения срочных бумаг, но никто из чиновников в канцелярии не ночевал. Более бедные чиновники охотно вызывались заменить очередного дежурного за деньги: брали по рублю за дежурство».

По словам Ольги Чернышевой, с созданием министерств (1802 год) увеличилось число бумаг, усложнилось делопроизводство, что способствовало росту численности аппарата. Возник особый тип гражданского служащего — министерский чиновник.

«Режим работы министерских служащих был более свободным. В конце 1840-х годов чиновники департаментов приходили на службу в 11-м часу и занимались часов до 4, лишь в дни докладов уходили позднее. Кроме утренних занятий, многие ходили в канцелярию еще часа на 2 или 3, а переписчики брали работу и на дом», — отметила она.
Сейчас в это уже сложно поверить, но в XVIII веке повсеместным явлением в жизни учреждений, особенно губернских и уездных, были телесные наказания канцелярских служителей. «Они карались за опоздания или неявку на службу, нерадение, пьянство, побеги с места службы. Их держали под арестом на хлебе и воде, сажали в колодки, били розгами, а в крайних случаях сдавали в солдаты», — рассказывает Ольга Чернышева.

Чиновники также подвергались наказаниям за упущения по службе. При медленном решении дел или несвоевременном представлении ведомостей и отчетов виновным задерживали выплату жалованья или, приставив охрану, запирали «безвыходно» в учреждении до окончания работ.

В XIX веке телесных наказаний уже не было, а вот жалованье могли задержать.

Число лиц, имевших гражданские чины, непрерывно увеличивалось. Так, чиновников IV класса было в 1858 — 674, в 1878 — 1945, к концу 1890-х гг. — 2687. На 1 января 1897 г. состояло на службе (без Госсовета, Синода, воен. и мор. ведомств) лиц IV класса и ниже — 1438 человек, V–VIII классов — 50 082, IX–XIV классов — 49 993 человек.

Если говорить об общей тенденции, то занятие творчеством для государева служащего воспринималось только как «благородный досуг», покинуть ради этого службу решались в те времена немногие.

Если дворянин нигде не служил, то он мог всю жизнь ставить в официальных документах подпись «Недоросль такой-то».

Выставка продлится до 12 августа. Посетить ее можно по адресу: ул. Пречистенка, 12/2

Возврат к списку